19.12.2017

Разъяснение законодательства: О судебной практике по делам о мошенничестве

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 ноября 2017 года № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» признано утратившим силу постановление пленума с аналогичным названием от 21.12.2007 № 51.

В новом постановлении Пленума разъяснено, что, если в результате мошенничества гражданин лишился права на жилое помещение, то его действия должны квалифицироваться по ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации (мошенничество, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение) независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и (или) использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания. Те обстоятельства, что данное помещение не соответствует санитарным нормам, техническим и иным нормам, непригодно для проживания, на квалификацию содеянного не влияют.

В постановлении Пленума № 48 также даны разъяснения по вопросам привлечения к уголовной ответственности по ст.ст. 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.5 Уголовного кодекса Российской Федерации при совершении мошеннических действий, сопряженных с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, кредитования, при получении выплат, с использованием платежных карт, в сфере страхования.

Так, состав мошенничества имеет место, если преступление совершено с прямым умыслом, направленным на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущества, возникшим у лица до получения такого имущества или права на него. При этом по ч. 5 ст.159 УК РФ как мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, подлежат квалификации действия лица, если они связаны с умышленным неисполнением принятых на себя виновным лицом обязательств по договору в сфере предпринимательской деятельности, сторонами которого являются только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации. Таким образом, если стороной договорных обязательств является обманутое физическое лицо, то действия виновного лица по ч. 5 ст.159 УК РФ квалификации не подлежат.

Обман при совершении мошенничества в сфере кредитования (ст. 159.1 УК РФ) заключается в представлении кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений об обстоятельствах, наличие которых предусмотрено кредитором в качестве условий для предоставления кредита. Например, сведения о месте работы, доходах, финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, наличии непогашенной кредиторской задолженности, об имуществе, являющемся предметом залога. Кредитором в ст. 159.1 УК РФ может являться банк или иная кредитная организация, обладающая правом заключения кредитного договора. По ст. 159.1 УК РФ квалифицируются действия лица – заемщика, состоящие в получении у кредитора наличных либо безналичных денежных средств путем предоставления заведомо ложных либо недостоверных сведений с целью безвозмездного обращения денежных средств в свою пользу либо в пользу третьих лиц, то есть при отсутствии у него намерения возвращать их кредитору в соответствии с требованиями договора.

Также указанным постановлением Пленума даны разъяснения о признаках, разграничивающих составы мошенничества и кражи. Так, в случаях, когда лицо похитило безналичные денежные средства, воспользовавшись конфиденциальной информацией держателя платежной карты (персональными данными владельца, данными платежной карты, паролями), переданной злоумышленнику самим держателем платежной карты под воздействием обмана или злоупотребления доверием, действия виновного квалифицируются как кража.